ИНТЕРПРОЕКТ - организатор выставок и конференций в Ярославле



Специализированная выставка

Архитектура. Градостроительство.

Ландшафтное проектирование.
  Другие выставки
Выставка 'Ваше жилище'

  Выставка
  Ваше жилище
  
 


Тезисы докладов Инвестиционного форума «Этапы реализации Национального проекта "Доступное и комфортное жилье – гражданам России"»
(Ярославль, 28 - 30 июня 2007 г.)

Экологические аспекты территориального планирования российской провинции: проблемы, задачи, перспективы

Колбовский Евгений Юлисович, председатель ЯРОЭО «Ландшафт», д. г. н., профессор (г.Ярославль)

«Ландшафтное планирование» в России - пока немногим более чем красивое и модное словосочетание, составленное из слов употребляемых часто, но оттого не ставших более понятными: «ландшафт» и «планирование». Есть опасение, что термин получит распространение и «затрется» от неправильного использования быстрее, чем оформится соответствующая ему сфера деятельности. Собственно, это уже и происходит: о ландшафтном планировании более всего говорят дизайнеры частных дачно-коттеджных владений, возводящие «эдемы» для сограждан на месте бывших лесопарковых зоны (или картофельных полей), а также городские озеленители, разбивающие недешевые «парадные» клумбы перед зданиями администраций субъектов РФ. Специалисты, в особенности, те, которые занимались ландшафтами большую часть жизни, как всегда немного запаздывают, в силу присущего им понимания необычайной сложности задач - с одной стороны, и опасения от сознания несовершенства применяемых средств и методов - с другой. Ведь, на самом деле, ландшафтное планирование может оказаться последним спасательным кругом для многих регионов далекой и близкой российской провинции с их депрессивной экономикой, зарастающими полями, загрязненными реками и редеющими лесными массивами.

Следует признать, что ландшафтному планированию как разделу конструктивной «экологической» географии в России не слишком везет. Сначала, ландшафт попросту игнорировали даже в тех сферах деятельности, которые были номинированы как природоохранные; впоследствии «ландшафтные подходы» были продекларированы в целом ряде отраслей природопользования (например, лесной), но по большей части, так и остались нереализованными, ввиду того, что любые инициативы в этой сфере требуют коренной ломки сложившихся представлений и наработанных навыков хозяйствования. Между тем, в российской провинции работы по экологической организации территории важнее, актуальнее, чем где бы то ни было: во-первых, по причине достигшей мифологических масштабов общей необустроенности, во-вторых, в связи со своеобразием той исторической эпохи (смена форм собственности, очередной, уже третий за последние полтора века масштабный земельный передел, изменение характера, интенсивности и пространственного рисунка освоения территории) в рамках ЛП в качестве легитимного инструмента экологической организации территории, с другой - открывает некие иные возможности, напрямую связанные с активизацией градостроительной деятельности и вызванной этой активизацией волной проектно-планировочных разработок. Волна эта в настоящее время грозит перерасти в некое подобие «девятого вала» поскольку дальнейшее развитие градостроительной деятельности (в частности выставление земельных участков на продажу) возможно только при условии предваряющей разработки градостроительной документации - схем территориального планирования (генпланов - в более привычном словоупотреблении).

Генеральное планирование городов - самая актуальная тема и одно из важнейших деятельностных полей для отработки и применения методов ландшафтного планирования. В подавляющем большинстве наших городов, возможности экстенсивного пространственного развития практически исчерпаны, поскольку в ходе предыдущего этапа индустриальной революции, формирования огромных промышленных зон и соответствующих жилых (»спальных») районов застройка уже распространилась на все более или менее пригодные для градостроительного освоения земли. Пространственнокомпозиционная ситуация городов России в этом плане является совершенно типичной: незастроенные территории находятся в межмагистральных клиньях радиально-лучевой «изохронной розетки» города (выражение Б.Б.Родомана), где они сохранились благодаря отсутствию необходимых элементов транспортной сети, инженерной инфраструктуры и (или) сложности природной (ландшафтной) ситуации. Поэтому, задачи градостроительного развития по преимуществу оказываются тесно связанными с проблематикой реконструкции старой застройки, и освоения ландшафтов периферийных (пригородных) ареалов и межмагистральных зон.

Однако, обзор разработок генпланов последнего времени (за исключением может быть Москвы и Санкт-Петербурга) оставляет впечатление, что архитекторы просмотрели изменение функций города постиндустриальной эпохи, оставшись в рамках представлений о городе как центре производства, резко отделенном от сельской местности. Город как «зоннолучевая розетка», как сложнейшая мегасистема диффузно переходящая в рекреационный пояс, и связанная «нейронными» сетями с поселениями пригорода, формирующимися вдоль магистралей - эти реалии до сих пор не стали предметом градостроительного проектирования. Отсюда весьма распространенная ошибка - попытка проектировать «самозамыкание городской структуры» - город в неких фиксированных границах. Однако еще Питер Холл убедительно доказал: город нельзя окольцевать - он будет «прыгать» через очередное автомобильное кольцо каждые 15-20 лет. Последствиями такого планирования являются:

  • территориальный конфликт города с пригородным сельским районом, который зачастую выглядит в провинции как «личностный конфликт» мэра и главы сельской администрации;
  • утрата площадей, перспективных для освоения, поэтому новая высотная застройка (»социальное жилье») вытесняется в межмагистральные клинья со сложными ландшафтными условиями, что сопровождается уничтожением ценных фрагментов природы;
  • невозможность формирования периферийной рекреационной зоны.

Незамеченными или почти незамеченными остаются тенденции перерождения внутренних функций города: поэтому, по-прежнему слабо используется огромный резерв производственной функциональной зоны раздутой в предыдущую эпоху: заводские пустыри, брошенные цеха, складские территории и бедленды. Легитимным способом поиска и высвобождения этих резервных (в том числе для рекультивации ландшафтов) территорий может быть только нормально запущенный процесс проектирования санитарнозащитных зон (СЗЗ) - но он, как правило, запаздывает, а методика его проектирования остается по существу санитарно-гигиенической и базируется на устаревших СНИПах и САНПИНах.

Представляется, что «расшивание» этих тупиковых тенденций градостроительства требует обращения к методологии ЛП и непосредственного участия географов в разработке новых схем территориального планирования. Приоритетными, здесь, на наш взгляд, являются следующие проблемы:

  • анализ состояния и выявление современных тенденций трансформации городских ландшафтов,
  • дифференциация территории по характеру и степени градостроительной нагрузки,
  • оценка средстабилизирующей роли различных элементов природного комплекса и существующей системы озеленения,
  • конструирование целостного экологического каркаса,
  • разработка проектных предложений по реконструкцию и созданию полноценной рекреационно-парковой системы города.

Следует отчетливо представлять, что ландшафты старых российских городов - продукт многовекового развития, включающий элементы различные по возрасту и происхождению, месту в городской системе озеленения, рекреационным функциям и потенциальной средостабилизирующей роли. Наиболее существенные недостатки «зеленого наряда» современного города - пространственная неравномерность, слабое соответствие конфигурации поля экологической напряженности, ощутимая изолированность наиболее значительных ареалов, и общая оторванность от загородных открытых пространств, в том числе и от основных структур ЭК пригородного района.

В этой связи средствами ЛП в пределах городов российской провинции могут и должны быть решены прежде других следующие задачи:

  • завершение формирования системы особо охраняемых природных территорий с сохранением старых и выделением новых объектов, в том числе жесткого правового статуса (что связано с возрастающим давлением инвестиций);
  • сохранение существующих и реабилитации утраченных ландшафтов долин крупных рек и малых рек в качестве экологических коридоров, для чего необходимы очистка и реконструкция русел, освобождение пойм и притеррасных понижений от несанкционированной застройки и объектов промышленной инфраструктуры;
  • выделение и сохранение наиболее ценных ключевых межмагистральных клиньев, обеспечивающих связь городских территорий с пригородными природными ландшафтами;
  • реабилитация и создание новых крупных городских парков взамен стареющих и утраченных;
  • развитие системы внутриквартального озеленения и озеленения пешеходных зон, улиц, технических зон, инженерных коммуникаций;
  • сохранение и создание новых озеленённых территорий как общего пользования (бульваров, скверов), так и специального назначения (санитарно-защитных зон, защитных полос вдоль железнодорожных путей, инженерно-технических зон и коммуникаций);
  • рекультивация и реабилитация бедлендов.

Перечисленные задачи, как показывает опыт, без особого энтузиазма воспринимаются управленцами всех уровней. Поэтому имеет смысл начинать с конструирования рекреационных функций городского ЭК. Это тем более актуально, парковый фонд российских городов приближается к критическому возрасту своего существования. С другой стороны, среди функциональных зон, номинированных новым ГК РФ, рекреационная зона выделена в качестве самостоятельной (и обязательной!). Современные требования к отдыху населения предполагают разведение рекреационных потоков в соответствии с потребительскими ожиданиями населения и формирование парковых территорий различного функционального назначения. Средствами ЛП может быть сконструирована система парков различного типа, способных в совокупности составить целостный рекреационный пояс города.

Таковы общие контуры «вклада» ландшафтного планирования в разработку территориальных планов развития городов российской провинции. Однако внешние условия для такого участия нельзя считать благоприятными в силу ряда взаимосвязанных причин.

  1. Развернувшийся в регионах РФ строительный бум по размаху и темпам далеко опережает развитие градостроительного мышления. Двигателем этого бума является инвестиционный поток, который не всегда есть благо, поскольку, зачастую, скрытый (»серый») характер инвестирования порождает такое же серое освоение: инвесторы «первой волны» способны построить коттеджи, инвесторы второй думают о многоэтажках, но только инвесторы третьей волны интересуются ландшафтом и сопутствующими вопросами (дренажом, канализацией и озеленением). Дождаться последних - задача, зачастую, непосильная для администраторов небогатых регионов российской провинции… с вечно маячащим на горизонте сроком окончания полномочий.
  2. Современная архитектура все больше трансформируется в архитектуру украшательства и все дальше отходит от задач обустройства среды. Архитекторы как то незаметно для себя перестали быть градоустроителями все более превращаясь в «объемщиков» и дизайнеров, и эта тенденция еще более усиливается существующей системой высшего профессионального образования. Нынешней российской архитектуре вообще свойственна ландшафтная слепота: ландшафт воспринимается архитекторами не как живой организм со сложной внутренней дифференциацией, а лишь как более или менее удобная площадка для застройки. Выросло уже целое поколение молодых (и весьма успешных!) архитекторов, которые вовсе не считают ландшафт ценностью градостроительной среды и проектируют (по меткому выражению одного из таковых) как «на столе».
  3. Решение стратегических задач территориального планирования требует наличия профессионального консорциума, наделенного нормами корпоративной этики, и как это ни наивно звучит, - участия архитектурной общественности в обсуждении важнейших вопросов; а между тем архитектурный цех сегодня коммерциализирован и разобщен. На этом фоне администраторам удобно принимать «волевые» решения, которые во многом уничтожают перспективный территориальный ресурс дальнейшего градостроительного развития.
  4. Территориальные разработки верхнего уровня (генпланы, районные планировки) не успевают за потоком инвестиций, в результате судьба отдельного участка земли решается раньше, чем будет выявлена его специфическая роль и функция в рамках квартала, района, города. Например, ценнейшие фрагменты провинциальной городской среды - исторические поволжские слободы - разрушаются то там то тут возникшими коттеджами быстрее, чем мы успеваем проанализировать ситуацию и разработать проекты реконструкции. Характерно, что при такой застройке в первую очередь страдает уникальный долинный ландшафт, в котором исчезают притеррасные речки-»волушки», засыпаются старичные пруды, запахиваются гривы, вырубаются живописные куртины рощ, запечатываются асфальтом луга межгривных понижений.
  5. Сопровождающая застройку процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), призванная максимально «экологизировать» процессы освоения на деле давно превратились в формально-фискальное мероприятие, проводимое по шаблону, и содержательно никак не влияющие на содержание проекта и учет особенностей ландшафта. Поэтому, когда жители старого квартала, пытаясь воспрепятствовать уплотнительной застройке, обращаются в суд, то дело доходит до нелепости, поскольку в качестве главного аргумента с обеих сторон неизменно фигурирует пресловутая «инсоляция». Тем самым молчаливо признается, что если новое строение «не застит свет» горожанам, то других причин скорректировать проект застройки быть не может…
  6. Существующие состав и порядок предпроектных изысканий давно устарел содержательно и методически он не позволяет дифференцировать территорию по характеру и размеру градостроительной нагрузки и ведет к утверждению шаблонных и, как правило, некорректных способов инженерной подготовки по сути уничтожающих ландшафт.

Это последнее обстоятельство - представляется, пожалуй, самым важным из всех вышеперечисленных, поэтому нельзя не сказать о нем хотя бы нескольких слов.

Районы новостроек сегодня вторгаются в ареалы с очень сложным рельефом и гидрогеологией, которые ранее либо вовсе не осваивались, либо осваивались «не спеша» частным сектором с его старинными деревянными домами, поставленными с большим искусствам по «гривам», «буграм», «вереям» дюнам террас и пойм. Бездумное освоение таких ареалов современной плотной высокоэтажной застройкой может привести к результатам весьма неожиданными и нежелательным, когда вместо обещанных потребителю «элитных кварталов» мы получим потенциально аварийные дома с геопатогенными зонами.

Ландшафт и его компоненты (рельеф, литология и гидрогеология грунтов, поверхностные воды, озеленение) должны рассматриваться на всех стадиях проектирования как комплекс условий, оказывающий влияние на:

  • направления и возможности пространственно-композиционного развития города;
  • характер и интенсивность градостроительной нагрузки и функциональное зонирование как вновь осваиваемых, так и реконструируемых территорий;
  • определение общего баланса застроенных и незастроенных ареалов, а также плановую композицию в пределах застраиваемых участков;
  • состав мероприятий по предварительной инженерно-геологической подготовке территории;
  • содержание и уровень обустройства территории.

К сожалению, мы должны констатировать, что в сложившейся практике инженерно-экологических изысканий традиционно превалирует геологическая составляющая (бурение и описание инженерно-геологических элементов).

Более того, в городах российской провинции экологические изыскания зачастую просто «обслуживают» уже реализующиеся проекты. На объектах, возводимых без землеотвода (иногда - даже без архитектурнопланировочного задания) наспех бурятся скважины, составляются шаблонные геологические отчеты, «отписываются» ОВОСы. В результате практически при каждом акте градостроительного освоения с настойчивостью, заслуживающей лучшего применения реализуется один и тот же сценарий:

  1. инвесторы стремясь к получению наибольшей экономической отдачи настаивают на максимально интенсивном освоении арендованного или приобретенного в собственность участка, что означает, как правило, плотную застройку, не оставляющую места для озеленения, элементов гидросети, искусственных водоемов, открытых площадок;
  2. проектировщики, ориентируясь на заданные «максиминные» параметры разрабатывают плохо привязанные к месту проекты и территориальные планы, не учитывающие исторический характер застройки, пластику рельефа, конфигурацию естественной дренажной сети, гидрогеологическую ситуацию, состояние почвенного покрова, ценные элементы ландшафта;
  3. изыскатели обслуживают готовые эскизные планировочные решения суживая спектр экологических изысканий до «инженерно-геологических»;
  4. инженеры проектов повсеместно рекомендуют шаблонные способы подготовки территории (выравнивание, подсыпка, выторфовка), имеющие целью уничтожение-нивелирование рельефа как «матрицы-памяти» ландшафтной структуры территории;
  5. ландшафтное обустройство вновь осваиваемых участков застройки практически не получает отражения в составе раздела «охрана окружающей среды» (ООС) проекта .

Итоги такого рода освоения окружают нас в повседневной действительности повсюду: вместо заявленной инвесторами на стадии привлечения вкладчиков элитной городской среды мы получаем все те же бетонные городские джунгли новых кварталов, с момента возведений отягощенных старыми проблемами, среди которых нестабильность геологической среды, суффозия, ослабление несущей способности грунтов, подтопление и заболачивание, бездумно по стандарту разбросанные тут и там «зачатки» озеленения, (которым не суждено дорасти до роскоши развитых древесных крон), отсутствие мест для отдыха, визуально агрессивная среда …

Ситуация может быть изменена только в результате использования методов комплексных инженерно-экологических изысканий, позволяющих провести сплошное исследование участка с последующим определением основных свойств составляющих ее элементов ландшафта и выходом на дифференциацию территории для целей градостроительного освоения, функциональное зонирование и регулирование градостроительной нагрузки.


АРХИТЕКТУРА (архив)











Архивы:

  • Выставка "Архитектура"
  • Выставка "Ваше жилище"
  • Выставка "Экология города"
  • Другие выставки



  • раздача листовок челны